• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: воображаемый лучший друг (список заголовков)
00:30 

Письмо с ароматом апельсина и корицы.

"Говори, что думаешь, думай, что говоришь. Следуй все этому правилу, проблем было бы меньше." Трасса 60

 

Большими шагами Апрельнаправлялась домой, рассекая лучи света от ночных фонарей. В одной руке –коробка апельсинового сока с мякотью, в другой – Туве Янссон в старом вишневомпереплете. На улице стояла кромешная тьма. Но в голове девушки яркопредставлялось, как пестрая коробка из под сока раскачивается на фоне дороги,удерживаемая тремя маленькими пальчиками. Апрель любила фантазировать и частопредставляла, как смотрелась бы ситуация в виде кадра, фотографии, или кино.

Кино про маленькую девушку АпрельТиль, живущую в небольшой двухэтажной, но однокомнатной, квартирке, в длинномгороде с коротким названием. Про девушку, несущую во тьме ночной коробкуапельсинового сока и старенькую книжицу с желтыми страницами.

Зайдя в квартиру, тело Апрельобдало теплом. Покрасневший от холода нос зашмыгал, заставив хозяйку занятьсяпоиском платка. Сок с книгой аккуратно легли на тумбу, а ботинки ловкостянулись с ног. Полосатые носочки заскользили по коричневому ковру в сторонукухни. По старым стенам разливался желтоватый свет лампы. Легкий полумрак,словно янтарная смола, в которой время вязло и переставало двигаться. Микроволновкиу девушки не было, поэтому она решила подогреть сок в паровой бане. Она налила кипяток вкастрюлю, поставила посередине высокую кружку и налила в нее сок. Закрыла всекрышкой и пошла переодеваться.

Апрель не знала, правильно это илинет, но она уже не первый раз так разогревает сок или какое другое замерзшеевещество. Её некому учить всяким премудростям, оттого приходилось включатьвоображение и придумывать самой. Девушку это забавляло. Но готовить онавсе-таки так и не научилась. В её арсенале были всевозможные салаты иполуфабрикаты, потому что, как бы она не старалась, готовить у нее не выходило.Просто Тиль часто настолько увлекалась фантазированием, что просто не могласледовать рецепту и кидала в еду порой несочетаемые ингредиенты. Иногдаполучалось вкусно, а иногда невозможно было даже ложку в рот взять.

Пока сок наполнялся теплом, Апрельдостала корицу и включила Камминга. Игривый голос шел из колонок старогомагнитофона, и разливался по всей квартире. Девушка невольно началапританцовывать, хлопая мягкими носками по полу. Вытащив кружку подогретогосока, Апрель щедро насыпала в нее корицы. Пряный аромат смешался с запахомапельсина и заполнил пространство. Девушка не задумывалась над тем, когдаполюбила апельсин с корицей. А если бы и задумалась, то все-равно бы невспомнила. Это произошло как-то внезапно, само собой, не имея никакого видимогостарта. Но Апрель действительно любила пить теплый апельсиновый сок с корицей.Нагретый, он становился мягким и, в совокупности с мякотью, нежно гладил горлово время питья. А корица придавала еще больше уюта и тепла, где бы ты при этомне находился. Девушка сделала первый глоток, словно хотела проверить своимысли. И, закрыв от удовольствия глаза, она мысленно вынесла вердикт: этосочетание действительно идеально.

Поймав себя на мысли, что оназабыла проверить почту, девушка на пути проскользнула в теплые тапочки и вышлав подъезд. Холодный воздух тут же проник через одежду и пронзил кожу своимииголками. Вернувшись на первый этаж, Апрель быстро вытащила охапку бумаг, и вернуласьв квартиру. Не притормаживая, девушка подхватила с кухни кружку с соком иустремилась по лестнице вверх в комнату. Там она плюхнулась в кресло, поставиврядом сок, и положив на колени содержимое почтового ящика. Среди всевозможныхсчетов и брошюрок лежал коричневатый конвертик. Увидев его, Апрель улыбнулась.Это было письмо от её старого доброго друга Джереми. Они никогда не виделись,но знают друг друга уже не первый год.

Все началось с, казалось бы,ошибки и случайности. В один из зимних дней, Апрель обнаружила у себя впочтовом ящике письмо: коричневый конверт с простой, черновой бумагой. НекийДж. Хостинс поздравлял кого-то с то ли победой на конкурсе, то ли повышением послужбе. Но, так уж получилось, что Апрель была не из тех людей, которыеотправляют столь теплые слова обратно без всякого ответа, и девушка решилапоблагодарить этого мистера Хостинса за, хоть ошибочное, но столь теплоепоздравление. Поэтому, относя письмо на почту, она также отправила маленькуюоткрыточку на обратный адресат. И какое было удивление, когда девушка черезкакое-то время снова получила письмо от некого Дж. Хостинса. На этот раз онобыло адресовано именно Апрель. Хостинс поблагодарил её за переданное обратнописьмо и за вторую открытку, казалось бы, не имеющую никакого смысла и почвы. Итак, совершенно два незнакомых человека начали долгое и затяжное общение, пересылаядруг другу письма и делясь впечатлениями, переживаниями и мыслями.

В процессе «знакомства», Апрельпоняла, что коричневые конверты с черновой бумагой Джереми высылаетисключительно из дома. Юноша вообще много путешествует по работе, и из каждойстраны, из каждого города, он посылает разные конверты с письмами, написаннымина разной бумаге. Так, совершенно без слов, Апрель понимала, с какого концаземли пришло письмо, и мечтательно представляла, как Джереми сидит вкаком-нибудь Лондоне, за красивым старым столом, и пишет ей письмо передрабочими делами. Девушке казалось, что она путешествует вместе с ним – какмного она узнает из одного конверта. Порой, бывает, что в конверте ещесохраняются ароматы: специй востока, благовоний азии, ирландского пива илифранцузского кофе. Бумага, как оказалось, тоже везде разная. Хотя, возможно,Джереми просто специально выбирает особую бумагу, чтобы Апрелю так казалось. Новсе это давало девушке ощущение, словно её душа, одновременно с телом, живетсвою, насыщенную жизнь, полную впечатлений.

Несмотря на технический прогресс, кроме какписьмами, Джереми с Апрелем иначе не общаются. Они никогда не видели друг другадаже на фотографиях, не слышали голоса. Иногда, из-за этого, Апрель ловила себяна мысли, что может и нет никакого Джереми Хостинса. Может это все еёвоображение. Поэтому, девушка иногда любила называть своего переписчика«Воображаемым лучшим другом». За годы общения юноша действительно стал дляАпрель лучшим другом: никто другой не понимал её, как он, её шутки, мысли,взгляды. Только этот человек присылал ей засохшую листву или корочки какого-тоэкзотического плода. Даже непонятные никому более выражения Джереми понимал,словно они с девушкой знают друг друга с пеленок и сами эти фразы создавали. Онзнал что написать в определенный момент, за что поругать, а за что похвалить.Порой он словно чувствовал, что происходит с Апрель, и слова его наполнялисьименно нужным смыслом и настроением.

Вот и сейчас, когда девушка молча грелась втеплом кресле, попивая теплый апельсиновый сок с корицей из кружки, и слушаяАлана Камминга, слова Джереми были словно вязанными из кроличьей шерсти: онибыли такими же мягкими и теплыми.

«Буквальнонедавно прилетев из командировки в Австралии, я решил послать весь мир иотдохнуть дома. Вот, сижу на диване, попиваю кофе, и думаю о том, как жечертовски холодно здесь. Понятное дело, что зима на дворе, но организму же этимне объяснишь, почему он должен мерзнуть. Думаю, завтра придется в аптеку идти закупаться.

В Австралии я, кстати говоря, осуществил свою мечту детства: купил себесамокат. Катался на нем на деловые встречи. Видела бы ты меня: едет дядя,достаточной небритости, одетый в достаточно солидного вида костюм, на самокате.Самом обычном самокате, из детства, только размером побольше. Местная детвора,живущая неподалеку от отеля, пыталась научить меня разъезжать и на прочихагрегатах… Но после того, как асфальт одного австралийского города впитал всебя мою кровь и оставил себе на память кусок моей кожи и брюк, я понял, чтовсе-таки самокат будет лучше какого-нибудь скейта или роликов) Хотя всеначиналось достаточно лихо, и я уже успел почувствовать себя неимоверно крутым.Все детство мечтал бороздить улицы на скейте, или ролика, или самокате… Но,видать годы берут свое, и задница у меня до сих пор болит. Поэтому, каждоеутро, я проезжал мимо этих ребят на своем двухколесном друге, и испытывал некуюнеловкость. Вроде, не так уж я и старше их, а всякие доски с колесикамивызывают во мне теперь некую опаску.

Да что уж там на самом деле. Поездка была не самая веселая) Дажерассказать толком нечего. Сейчас вот сижу, перебираю почту, ем пиццу – ибо домашаром покати. Хотя сижу – громко сказано. Акробатический номер вечера – сидетьтак, чтобы левая ягодица не касалась дивана) При этом, расслабляться и получатьудовольствие.

Спасибо за письмо, кстати. Как домой приехал – первым делом его прочел.Правда, за время командировки подзабыл, как ты любишь делать сюрпризы… Поэтомумыльные снежинки собирал по всему коридору. Пока их не использую – берегу. Акак-нибудь летом, в особую жару… В общем, они будут как раз кстати)

Всего хорошего, Эйп) Береги себя и будь умничкой.

Дж. Хостинс»

Закончив читать, Апрель поймаласебя на мысли, что сок уже подостыл, а в голове все еще крутился образ Джеремина самокате. Пафосно выезжающего из-за угла Джереми, на самокате, в дорогомкостюме, с уложенными волосами, и деловым портфелем под мышкой. От этой картиныдевушке стало смешно. Необычайно легко девушка представляла человека, которогони разу не видела. И она абсолютно была уверена, что именно так он и выглядит.Хотя в голове Апрель малейшие намеки на описание её Воображаемого Лучшего Другастановились особо гипертрофированы, отчего каждый раз юноша в голове Эйп былвсе чудачее, смешнее и несуразнее. Порой её казалось, что видел бы Джереми всеэти картины в её голове, он бы непременно обиделся. А фантазия, тем временем,все красочней и красочней расписывала то его поездки на работу, то крутыепрыжки на скейте среди ребят, то смачное падение на асфальт. И чем большедевушка это представляла, тем больше она чувствовала, словно сама все этовидела. И Апрель снова совершила маленькое путешествие. На этот раз вАвстралию, хоть Джереми толком ничего о ней и не написал. Но Эйп знала, что этовсе потому, что он только приехал, и что, по видимому, поездкой он доволен неостался. Но вот когда он наполнится домашним уютом, когда немного отойдет… Онобязательно подробно расскажет ей, что видел, с чем столкнулся… И тогда вголове Апрель, эти несуразные маленькие события с самокатом и скейтом, обрастуткрасивейшим фоном из австралийских пейзажей и запахом с городских улиц.

Кстати говоря, сокращением Эйпдевушку называет только Джереми. Хотя в его случае, оно сочетается еще и сословом «Звездочка». Все потому, что когда Апрель отсылала ему первую открытку,она забыла написать свое имя… А фамилия стояла рядом с маленькой печатью в видезвезды. Поэтому девушка даже не сразу смогла понять, что письмо от мистераХостинса было адресовано ей, а не какой-то другой Тиль. Пока не начала егочитать.

И только положив письмо на тумбу,и собираясь отправить за ним конверт, девушка замерла. Она медленно закрылаглаза, поднеся коричневую бумагу к носу, и глубоко вдохнула…

Из открытого конверта скромновыпорхнул аромат… Теплый аромат корицы и задорные нотки апельсина… Видимо,Джереми немного соврал, говоря о том, что пил кофе…))


@темы: Воображаемый Лучший Друг

02:20 

Апельсиновый рассказ салфеточной эпопеи)

"Говори, что думаешь, думай, что говоришь. Следуй все этому правилу, проблем было бы меньше." Трасса 60

А я все-таки осилила свою "апельсиновую" почеркалку)) Все-таки дописала...
Минус: дописать надо было еще тогда, когда все это дело зародилось в моей голове... Я прекрасно осознаю, что все то настроение уже раз двести выветрилось из моей головы, отчего вся серия этих мини рассказов уже не будет нести того легкого настроения, которое должно было в ней обитать.
Да, именно серия рассказов) Та простит моя душа мой максимализм, но мною планировалась серия маленьких рассказов, которая пропускала бы через себя одну сюжетную линию. Причем, каждый рассказ планировался с бонусом в виде иллюстрации Х)

Скажу по правде: эта серия в какой-то мере про меня. Точнее, она несет в себе крупицы меня самой, моих желаний, мечт, мыслей... Чего бы мне хотелось в жизни, какие мечты в ней были рождены, и какие из них были разбиты реальностью...
И конечно же, в нем будет Камминг) Почему не Патрик? Ну, наверно потому что Патрик в моей жизни несет немного иное настроение... Он несет некое освобождение, возрождение, глубокий и жадный вдох после долгого удушья... А этот рассказ - больше некая параллельная вселенная, где все иначе, и где есть место игривости, озорству и непринужденности Камминга... Поэтому и он)

Сам рассказ теперь будет дожидаться иллюстрации (*закадровый нервный смех*), а здесь я пока оставлю "финальный" саундтрек к нему))
Но поскольку интернет снова выеживается, то здесь будет только его название >_>
А я все-таки осилила свою "апельсиновую" почеркалку)) Все-таки дописала...
Минус: дописать надо было еще тогда, когда все это дело зародилось в моей голове... Я прекрасно осознаю, что все то настроение уже раз двести выветрилось из моей головы, отчего вся серия этих мини рассказов уже не будет нести того легкого настроения, которое должно было в ней обитать.
Да, именно серия рассказов) Та простит моя душа мой максимализм, но мною планировалась серия маленьких рассказов, которая пропускала бы через себя одну сюжетную линию. Причем, каждый рассказ планировался с бонусом в виде иллюстрации Х)
Скажу по правде: эта серия в какой-то мере про меня. Точнее, она несет в себе крупицы меня самой, моих желаний, мечт, мыслей... Чего бы мне хотелось в жизни, какие мечты в ней были рождены, и какие из них были разбиты реальностью...
И конечно же, в нем будет Камминг) Почему не Патрик? Ну, наверно потому что Патрик в моей жизни несет немного иное настроение... Он несет некое освобождение, возрождение, глубокий и жадный вдох после долгого удушья... А этот рассказ - больше некая параллельная вселенная, где все иначе, и где есть место игривости, озорству и непринужденности Камминга... Поэтому и он)

Сам рассказ теперь будет дожидаться иллюстрации (*закадровый нервный смех*), а здесь я пока оставлю "финальный" саундтрек к нему))
В общем интернет опъять выеживается, поэтому здесь будет только его название Х) Alan Cumming - Here You Come Again

@темы: Воображаемый Лучший Друг

Доктор Кармическая Черная Дыра

главная